Понедельник, 26 декабря 2016 16:31

Осенняя Менза-2013

Оцените материал
(1 Голосовать)

 выставка  Александр Леснянский       Оригинальная статья 

Что-то у меня сегодня с названием как-то плохо: "Осенняя Менза" какая-то... И ничего, главное, другого в голову не приходит.
Зато у меня есть несколько вариантов, как начать отчет (не люблю это слово) рассказ о только что закончившемся путешествии по р. Мензе. Можно сделать вступление и рассказать, что река Менза является частью 
огромного Байкальского водного бассейна. Ее истоки находятся в Монголии, далее река пересекает границу, несет свои воды по Красночикойскому району Забайкальского края и впадает в Чикой. Чикой в свою очередь впадает в Селенгу, а та – в Байкал. Территория Красночикойского района хотя и относится географически к Забайкальскому краю, по климатическим условиям намного ближе к Байкальскому региону. Здесь гораздо более влажный климат, нежели во всем Забайкалье, растет кедр, ель и пихта, зимой много снега. И вообще природа этого горно-таежного района очень богатая и красивая….
А можно начать повествование еще проще и тупее: «Водный поход по реке Мензе стал логическим продолжением сентябрьского водного фототура по Байкалу …», и уже потом рассказать, что «река Менза является частью огромного Байкальского водного бассейна…».

Наш маршрут по р. Мензе – красная нитка слева внизу

 


Но более-менее постоянные читатели моего журнала могут без труда догадаться, как на самом деле я начну очередной отчет (не люблю этого слова) о небольшом, не опасном «матрасно-кресельном» рыбацко-фотографическом походе.

Догадались!? – Правильно, вот такое будет начало:


22 сентября 2013.

Чита – Малоархангельское
Рано утром (для матрасного похода рано – это 9 часов) все туристы, кроме меня (потому что для меня рано – это 9:30) собрались у гаража руководителя мероприятия – Андрея Калашникова. Загрузили вещи и всей толпой (вчетвером), на двух машинах поехали … да-да, все верно, вы правильно догадались – в ближайший супермаркет за хорошей (а какая же она еще бывает!?) водкой. Ну, и заодно, хлеба купить, – без него тоже никак.
По неопытности мы явились в магазин в 9:50, тогда как алкогольные отделы по новому российскому беззаконию открываются только в 10 утра. Вот, скажите на милость, почему даже в воскресенье наши соотечественники не имеют права похмелиться в удобное для трудящихся время!?
Мы были галантны, красноречивы и убедительны, а продавщица – внимательна, мила и угодлива, но бессильна перед кассовым компьютером, запрограмированным на 10:00.
Отдел почему-то открылся в 10:05. Видимо, в целях перевыполнения плана борьбы за трезвость. Очень мудро, между прочим!. Пять минут трезвости в одном магазине помноженное на бесконечность (число всех алкогольных отделов в России) – это же…ого-го какие показатели!
Нет, все-таки мы не профессиональные пьяницы. Бывалые алкоголики не растрачиваются попусту. Два характерных персонажа в верней одежде и в китайских резиновых тапках на грязную босую ногу появились перед заветным прилавком в 10:06. Четко, молча, без лишних уговоров и видимых эмоций они обменяли мятые купюры на две водочные чекушки, спрятали их по карманам, вышли и уехали на красном «Москвиче-412». На всю сделку у мужиков ушло три минуты. А мы минут десять изучали ассортимент и не могли решить какая же водка на витрине вкуснее.

Ну, довольно уже алкогольной лирики, дальше двигаться надо. Сколько можно про водку говорить, пить ее пора ехать уже надо, и причем, далеко – почти 600 км от Читы до села Малоархангелькое. Да фотографировать красоты пора…, но вот с этим плохо. Погоды нет. Вернее, погода, она всегда есть, но не та, что надо. Надо чтобы было тепло, солнечно и чтобы все время рассвет или закат. А тут всего плюс 2 – плюс 4 и дождь почти без остановки. Впрочем, это тоже не плохо: ехать не жарко, не слепит… И, кстати, лучшие снимки получаются восве не в самую солнечную погоду.

Читатели, наверное, все равно уже ждут какое-нибудь фото в подтверждение. Не, погодите, давайте еще поговорим про теорию пьянства фотографии.
Это заблуждение, что в пасмурную погоду все вокруг серое, бесцветное. На самом деле именно при отсутствии яркого света можно различить колоссальное количество цветов и оттенков с мягкими переходами между ними. А солнце часто все это тонкости сжигает.
Потом докажу, а пока что едем дальше, не пьем и не фотографируем за рулем.

Осень в разгаре, но еще не достигла своего пика, который я определяю по степени желтизны лиственницы. Пока попадаются еще совсем зеленые деревья.

… А, вот на вершинах сопок лежит свежий снег. Ночью припорошило. Это мы далеко уже отъехали от Читы, едем по Хилокскому району, приближаемся к границе с Петровск-Забайкальскмим.

Не доезжая города Петровск-Забайкальский, от с. Новопавловка отворот с трассы в сторону Красного Чикоя. Но, до него еще километров сто пятьдесят.

Вечереет, смеркается. Дорога поднимается в хребет. И тут уже нельзя не остановиться ради снимка. Потому что весь лес, дорога и все вокруг покрыто снегом. Снег шел вчера и сегодня ночью. Навалило много. Под тяжестью мокрой снежной каши дугой до земли согнулись березы. Желтая листва залеплена белыми комьями. А ручьи, еще не замерзшие, чернеют среди белого царства. И термометр здесь уже минус два показывает.
Света для фотографии маловато, но что есть, то есть…

1.

 

2.

 

3.

 

4.

 

5.

 

6.

 

7.

 


За перевалом снова сенокосные луга со стожками, присыпанными снегом.

8.

 


Спускаемся ниже, в долину Чикоя. Снега все меньше и меньше, весь остался в горах. И снова плюс на градуснике.
В 19 часов достигаем сегодняшней цели – с. Малоархангелькое. Останавливаемся на ночлег у старой знакомой – тети Ульяны.

Крайняя ночь в тепле. Завтра уже будем жить в палатке. Должны доехать почти до границы с Монголией – до деревни Менза. И оттуда начнется наш водно-матрасный поход.

23 сентября 2013

Село Малоархангельское – село Менза. Из осени в зиму и обратно
    Те, кто когда-нибудь читал мои отчеты или хотя бы первую главу этого рассказа, небезосновательно могут предположить, что этот день начался у нас с похода в магазин за водкой. То есть читатель имеет право заподозрить, что все купленное нами вчера, было вчера же и выпито.
    Но, зря вы так…. Ничего подобного! Не было еще десяти утра, когда мы сели в машину и отправились в путь через горы и долины по таежной дороге из с. Малоархангельского в с. Мензу, что на границе с Монголией. И вот тут-то и началось все, как мы хотели.

    В этом месте читатель снова может подумать, что под выражением «началось все, как мы хотели» я подразумеваю рюмки и закуску…. . Нет, на дороге началась вовсе не пьянка…, а снег и невиданная красота! Как только мы стали подниматься в хребет под названием Белая Грива, так тут же очутились в зимней сказке, которая пришла в чикойскую тайгу сутки назад. Сказка уже немного подтаяла и сквозь нее отчетливо просвечивала осенняя присказка. Снег толстым слоем выпал на дорогу, облепил ели и кедры, в бараний рог согнул своей тяжестью все березы, замаскировал под зиму осенний лес.

1.


Хотелось тут же выскочить из машины и фотографировать, фотографировать, фотографировать…. Первую остановку мы сделали у порожистого ручья.

2.


И дальше останавливались еще много раз. Ну… и, конечно же, заодно со штативами вытащили рюмки и закуску – так еще красивее становится все вокруг. Вот, смотрите! Все, как мы хотели!

3.


4.


5.


6.


7.


8.




    Чикойская тайга кроме всего прочего славится богатыми кедровниками. А сентябрь ¬– время сбора кедрового ореха . На этот раз некоторые шишкари – так называют сборщиков – влипли со снегопадом.

    От главной трассы ответвляется, уходит в чащу лесная дорога. У отворота обочины горит костер, несколько мужиков дежурят, надеются остановить редкий на трассе транспорт, чтобы выбраться из тайги. Заехали они в лес на слабеньком городском «японце», а дорога раскисла так, что и на УАЗе можно засесть.

9. Мужики, застрявшие в кедровнике


    Бросить земляков в трудной ситуации – не в правилах Николая Андреевича Верхушина, который нас завозит.

10. Наш УАЗик иде на помощь



    Из грязи и глубоких луж Андреич вытаскивает иномарку юзом, волоком, как какое-то бревно. Хорошо, что до твердой дороги недалеко.

11.


12.


13.



    Мы едем дальше, и вскоре на обочине новая картина маслом – практически сюрреализм – «Красный осенний подснежник». Это еще одна бригада приехала в тайгу бить шишку.

14.


15.


    Я прошу остановиться, делаю несколько кадров и объявляю, что первый в этом путешествии шедевр я уже точно снял!

    В это время рядом с нами останавливается, шедший навстречу, другой УАЗ. Приятели Николай-Андреича тоже били шишку, попали в снегопад…. Радуются что выбрались самостоятельно: «Еле выскреблись с Большой…. Там вообще каша, не проехать…». Большая – это название реки, правый приток Мензы.

16.


17.


18.


19.



    До часу дня едем все вверх и вверх, до перевала Царские ворота. Не знаю, почему называется «ворота», – в них только одна «створка» – гранитная скала у обочины. Но красиво по-царски. Хотя шедевра снять не сумел. Просто красиво: высокие ели в снегу, дремучая тайга, валежник….

20.



    Дальше дорога идет верхами, и поднимается на водораздел. Здесь еще выше, и открывается вид на соседние хребты. Правда, вид затуманен тяжелыми снежными тучами, которые висят прямо над головой.

21.


22.


23.



Здесь наверху холоднее, чем везде. За ночь заснеженные кусты превратились в «кактусы». На ветках и листьях выросли ледяные иглы. Я никогда еще не видел таких длинных кристаллов инея.

24.


25.


26.


27.


28.


29.


30.



    С водораздела, где сплошная зима, дорога  спускается в долину р. Буркал, и вскоре мы вновь возвращаемся в осень.
Буркал – большой приток Мензы, через него построен мост. А за мостом есть отворот с трассы на берег речки, и место, где принято пить-жрать-сорить и ничего не убирать за собой.

31.


32. р. Буркал


33. Тоже р. Буркал




    В общем, вернулись мы не только в осень, но и в российскую действительность. Правда, побыли тут недолго, поехали искать те места, где люди еще не успели насорить.
    – Ну, вот, сотню уже прошли, осталась еще сотня, – сказал Николай Андреич, когда мы поехали дальше.
   – Как, половина!? А по километровым столбикам – мы только 86 км проехали.
    – А ты, что думаешь, они эти столбики трезвые ставили? Где через 500 м, где через 2 км. Пили сутками, а между делом изредка втыкали. Потом, ближе к концу лишние столбы почаще стали вкапывать.

    Вторую сотню километров мы ехали еще часа три. Послеобеденный путь до деревни Менза был также красив, но почти не пригоден для фотографии из-за слишком яркого солнца и высокого контраста. Но кто ж меня остановит, я все равно снимал от жадности! Теперь вот, сижу неделю, разгребаю гигабайты бездарщины и думаю: «А не дурак ли я?...».

34. Это уже р. Менза


35.


36.


37.


     Нормальный фотографический свет настал к вечеру, когда в восьмом часу мы добрались до деревни Менза, Но у вас, друзья, наверное, и так уже пестрит в глазах? Поэтому про деревню расскажу в следующей части.

 Деревня Менза стоит на правом берегу одноимённой реки. С высокого бугра открывается обширная панорама на долину и лесистые сопки.

1.


    Саму деревню вряд ли можно назвать живописной, хотя более правильного слова я подобрать не могу. Село живописно своей не ухоженностью, серыми повалившимися заборами и огромными, в пол улицы глубокими лужами, в которых отражаются деревянные избы из толстых лиственничных бревен.

2.


    Многим домам уже больше сотни лет, они построены семейскими ¬– забайкальскими староверами, сосланными сюда с запада Российской империи при царице Екатерине II, в основном в 1765-1768 гг. Семейские дома отличаются от прочих. Они более основательные, крепкие и высокие. Часто украшены резьбой. Фронтоны сделаны не из досок, а целиком бревенчатые заодно со стеной.

    Через лужи бредут коровы, а на сухих местах роют землю поросята.
    Мальчишки выгоняют своих буренок из грязи, поторапливают, чтобы они несли уже молоко до дома...

3.


4.


    Рогатая скотина, не уступающая дорогу машинам, – это совершенно нормальная картина, а вот, свиньи, разгуливающие по улицам – это уже давно не типично для забайкальских сел. Во-первых, свиней вообще стали мало держать, а во-вторых, те, кто держит, боятся выпускать их за ограду – могут украсть. Да, что там, чушек…, куриц даже не в каждой деревне теперь увидишь. Но в отдаленных маленьких селах доверия между людьми как-то больше, чем в райцентрах и больших деревнях.

    Менза находится на самом краю…. От села до Монголии 12 км. Места вдоль границы безлюдные, можно сказать, дикие и с той и с другой стороны. Не представляю, как технически пограничниками охраняются рубежи, но если верить местным мужикам, то граница не на замке. «Вон, неделю назад монголы через границу зашли, лошадей наших два табуна к себе угнали», – жалуются местные. В точности такой же рассказ я слышал и десять лет назад, только табун был один. Говорят, что такое международное воровство происходит постоянно, и не только здесь, но и в других приграничных районах. По контрольно-следовой полосе нельзя установить, прошел ли просто конь или со всадником.
    А лошади вообще по всему Забайкалью пасутся одичалые, как мустанги. Я даже не понимаю, как владельцы табунов отличают своих коней от чужих. Когда хозяевам нужно вернуть свой полудикий табун из тайги и далеких полей, их по следам и по какому-то наитию отыскивают и сгоняют опытные всадники. Но есть и не управляемые лошади. Часто молодой жеребец отбивается от основного стада, уводит с собой нескольких кобыл и создает свой табун. Таких коней в хозяйство уже не вернешь. Единственный выход – их все же находят и отстреливают на мясо.
    «Лучше бы погранцы помогали наших коней от монголов караулить. А они вместо этого деревенских мужиков с речки гоняют», – выказывают обиду местные рыбаки.
С рыбалкой на Мензе с этого года узаконена какая-то ерунда. Хрень заключается в том, что ловить любую рыбу запрещено даже на удочку. Строго-настрого, до 30 октября. Рыбинспекторов не достаточно для контроля, вот пограничников и подключили.
Понятно, что рыбы стало меньше, а приезжих рыбаков больше, что надо как-то беречь и охранять реку от истощения. Но что делать местным крестьянам, у которых нет ни работы, ни нормального быта. У них, зачастую, вообще, можно сказать, ничего нет, кроме ветхой избы и огорода. Живут на самом краю России, ¬в глуши. Этим людям уже за то спасибо сказать нужно, что сами как-то здесь выживают, и не дают окраинам страны окончательно обезлюдеть и отмереть. А не отбирать у людей последнее занятие, может быть единственное развлечение и возможность прокормиться. Мужики возмущаются: «Мы же даже не сетями, - удочкой! Всю жизнь ловили, а теперь нельзя».

    Мы с Андреем вытащили фотоаппараты, припали к видоискателям. Красиво! Свет хороший, вечерний. В пасмурную погоду тут, однако, не залюбуешься.

5.



    Шумно проехал трактор «Беларусь», свернул на обочину, остановился. Из кабины вылез не совсем пьяный парень, хмуро поглядел, как мы снимаем, подошел с подозрением:
     – А вы чо тут фотаете, откуда сами?
     – Мы из Читы… Красиво у вас.
    – Красиво? А чо тут красиво?
    – Ну, как, чо…. Вот, трактор твой….
    – Вы, главна, эта… меня не снимайте, я пьяный
   – А с чего пил-то? Праздник какой….? Чем вообще занимаешься, как тебя звать?
    – Я с кедрача сегодня приехал. Миху - Рыбу знаешь?
    – Знаю, – соврал Андрюха. – Кто ж его не знает!
   – Во, я у Михи-Рыбы работаю, – важно сообщил парень. – Орех заготавливали…, снег навалил, пришлось самим назад валить…

6.



    Менза – деревня не маленькая. Жалко, времени у нас немного, да и солнце уже вот-вот сядет. Походили немного по проулкам.

7.



    Кому как, а мне очень нравятся старые серые заборы, полусгнившие дощатые крыши сараев, бревна медового цвета и курицы, клюющие грязь.

8.


9.


10.


    На крыльце дома две немолодые женщины. Затаскивают тяжелые мешки со двора в избу.

11.


    – Здравствуйте, хозяйки!
    – Здравствуйте. – Отвечают доброжелательно. – Вы, что, нас фотографируете?
    – Да, нет, вообще все… Мы из Читы, нам интересно.
    – Ну, нас-то не надо, мы вон, как одеты… – Скромничают тетушки.
    – Да нормально же! А что вы сами мешки таскаете? Где мужики? Наверное, в кедровнике?
    – Мужики… Мы тридцать лет без мужиков. … Вино мужики пьют.

    Вот такой у нас мензинский «блицкриг» вышел. Прибежали, что-то увидели, выхватили, глубоко не копнули… но статья для публикации фактически состряпана. Пол часа делов, и готовый очерк, где вскрыты все проблемы села, все нарывы сибирского крестьянства. Блиц-крик. Вопль о трудностях современной глубинки! Мне кажется, именно так и работает большинство журналистов. И прокатывает! А нам – туристам – тем более простительно. … Надо было еще про плохие сельские дороги обязательно упомянуть, а то, наверное, никто не знает. Впрочем, на фотографии хорошо видно.

12.



    Николай Андреич отвез нас обратно за околицу села на берег речки. Вытащил бензопилу, напилил нам чурок, попрощался и уехал в ночь, назад в Малоархангельское. «Часа в три дома буду».

13.


А мы развели костер, поставили палатку, развернули, накачали лодку и теперь варим ужин. Достали раскладные стулья, сели вокруг походного ящика-стола и….. Те, кто читал другие мои истории или хотя бы начало этой, знает что означает: «и…». И без промедления выпили.
    А у реки после захода солнца не просто зябко, а жутко зябко. С дальних заснеженных сопок не сильный, но пронизывающий ветер тащит леденящий холод в остывающую долину. Выпить надо сразу после этих слов. Немедленно. Подкинуть веток в огонь, и еще раз налить. Поход же! Осенняя экспедиция.

 

23 сентября. Начало сплава по Мензе
    Первое, что я подумал после пробуждения: «Нужно…». Те, кто читал ранее мною написанное о разных походах или хотя бы первые две главы этого рассказа (ну, сколько же можно на это намекать! Вот оглавление блога )… Так вот, те, кто в теме, наверное, уже успели додумать всю мою мысль целиком: «Нужно немедленно выпить!». Стоп, не спешите делать выводы. Первая мысль была, что нужно уже давно сменить спальный мешок. В этом я сегодня ночью замерз. Хотя, когда спальник был новый, в нем не страшно было ночевать в феврале при «сорокете» (минус 35-40). Но мешку моему уже восемь лет, он весь сплющился, истончился и пригоден теперь лишь для летних походов. Вот, о чем я подумал, когда проснулся. Ну, а про «немедленно выпить» – это была уже вторая, запоздалая мысль. Впрочем, не менее актуальная, потому что из черных туч, затянувших небо, вдруг посыпался снег. За несколько минут серую мерзлую землю, нашу зеленую палатку и оранжевую лодку густо присыпало белой порошей.
   Мы выпили по одной, – и снегопад ослабел. Еще по маленькой – и снег совсем перестал. Добавили по третьей, – и тут же засияло все вокруг! Туча уползла, небо стало синим, заиндевелый лес и трава заискрились на солнце.

1.


2.


3.


4.


5. Готовимся к старту. А вот эта собака крутится здесь со вчерашнего вечера. Стащила ночью мешок сушеного мяса. Как готовить такое мясо, я рассказывал здесь. А вот, как его подольше сохранить, объясняю сейчас: нужно с вечера прятать продукты в недоступное для деревенских собак место.





    Мы собрали вещи, спустили лодку в ледяную воду и оттолкнулись от мерзлого берега. А уже через десять минут холод из реки через лодочное днище и подошву сапогов беспощадно пробрался к ногам.
11 часов утра, солнце еще только взошло над сопками. Но его косые лучи уже сканируют береговые луга и быстро испаряют замёрзшую влагу с травы. Только в тени кустов или под буграми чуть дольше остаются седые заиндевелые пятна.

6.


7. Село Укыр в нескольких километрах ниже с. Менза, на левом берегу


8.



    Река уютная – течение быстрое, но сложных перекатов нет. И камней, торчащих в русле, тоже нет…. Ну, разве, что единичные, в начале.… Вон, впереди один….
«Давайте, обойдем слева, – говорит капитан Андрей. – Правый, гребём. Гребём! Сильнее. Сильнее! Еще!! Левый табань!!!...». Команда еще не сработалась. «Бл…, есть!!! Не промахнулись!», – вырывается из меня стон, когда лодка громко скребет днищем по шершавому камню. Прямо аж больно становится! … А минут через пять замечаем, что в лодке на дне появилась вода. И это не с весел накапало….

9. Этот участок песчаной косы попал в тень от горы, но через пол часа и здесь не останется даже пятнышка снега.



   Погода – «хорошая классическая». Натуральное бабье лето. Как раз, что и надо четырем, истосковавшимся (по дикой природе) мужикам. Уже голые осины и только начинающие облетать березы на фоне голубого неба и белых облаков. Легкие порывы ветра и желтые листья, плывущие по реке. А, временами, полнейшая тишина.

10.


11.


12.


13.



14. Фотокартина: «Один хороший день и тридцать три удовольствия».
Одно из удовольствий держит в руках  Андрей. Другое удовольствие разложено на земле перед Лёхой. Это сало, горлодер, рюмочки. Третья радость на заднем плане – осенний солнечный антураж. Фотоаппарат у меня в руках – это четвертое…. За кадром с удовольствием терзает спиннинг Тёма…. И так далее….




   Лодка у нас большая и очень устойчивая, с фанерным дном. Удобно сидеть, удобно грести, удобно наливать и закусывать прямо на плаву. Можно также безбоязненно встать во весь рост и фотографировать на ходу. Очень комфортно. Правда, воды по щиколотку и ноги мерзнут, но это совершенно не мешает получать удовольствие. Лодку, однако, надо будет вечером перевернуть и проверить.

15.


16.



   В три часа стали на обед. Перед этим я намотал бороду на спиннинговой катушке. Долго мучился, выпутывал, потом плюнул, отрезал и выбросил кусок лески. После этого обнаружил, что надломлен кончик удилища. Отломил его полностью, выбросил, расстроился. Решил сделать дневниковую запись. Достал блокнот из сумки, тут же выронил его в речку. Схватил из воды, спас, отряхнул. Бумага лишь слегка намокла. Записал, что лодка течет, что рыбаки с удочками редко, но встречаются, что погода прекрасная. Только убрал дневник, небо сразу затянуло тучами и стало холодно, как утром.

    Пообедав, проплыли еще около часа, и закончили в 18:30. Пристали на левый берег километрах в полутора выше деревни Шонуй. Нормально, достаточно на сегодня.

    Вода в Мензе довольно большая, выше межени. Берега подтоплены, скользкие. На этом и попался Артём. Пошел зачерпнуть воды в котелок, да и свалился в реку целиком.

17.


    Сломанный спиннинг, мокрый дневник, мокрый Артём… «Всё! – Сказал Лёха приказным тоном. – Идите оба к костру, сядьте и ничего не делайте!». Типа, иначе неприятности сегодня не закончатся. Я стал валяться со смеху, а Тёма полез в свой рюкзак, и обнаружилось, что там нет ни одной сухой вещи, во что переодеться. Рюкзак лежал на дне лодки, лодка течет, гермомешок оказался дырявым. Ящик с продуктами тоже промок, половина всего там раскисло, рис в том числе. Решили его и сварить.
    Пасмурно, сыро, ветер, зябко, Тема синий от холода, одеть ему нечего. Все это – вообще не смешно. Но все это ооочень смешно!!!
Одежду сухую Теме нашли, мокрую развесили на веревке. Но при нуле градусов, 100% влажности и ночью, я что-то не слышал, чтобы белье когда-то сохло.

18.



19.



    Перевернули лодку, вылили воду, долго искали дыру, ничего не заметили. Потом Андрей все же нашел хитрый порез в конце длинной царапины. Это мы утром на камень наехали.
    Сушили резиновое днище маленькой газовой паяльной горелкой, долго мазали «Момент», опять сушили, ставили заплату…. Вроде, прилипла.
    Потом грелись костром, жареным мясом, горячим рисом и холодной водкой. Потом сидели вокруг огня, лузгали семечки. Потом, в 10 вечера небо расчистилось, вышла Большая Медведица и другие – помельче. Упала роса на землю. Я установил штатив, и с помощью Тёмы (как ассистента) сделал несколько неудачных, нерезких, бестолковых звездных снимков. Да, и Медведицу облака опять почти скрыли. Ну, что поделаешь, день такой у нас с Тёмой сегодня….

20.

 25 сентября. Второй день сплава

    Утро получилось таким маловыразительным, даже говорить про него лень. Ну, так для порядка скажу, что было около нуля градусов над землей, чуть ниже нуля на земле (легкая изморозь) и абсолютный нуль - в плане фотошедевров.
Ну, да, вышло солнце, осветило вчерашнюю березу с другой, чем вчера вечером, стороны….

1.


2. Ну, да, листочки, веточки на фоне воды…. Тоже так себе



Короче, полное фотографическое безрыбье. И не фотографическое, кстати, тоже! Хоть на гору от тоски лезь. … И я полез на гору. Но тоски стало еще больше. Скука в другом ракурсе и во всю ширь.

3.


А, вот осины на склоне мне понравились:

4.



    Но, как говорится, отрицательный результат – тоже… повод выпить! Это я только что придумал; в дневнике такой записи нету. Поэтому пошел вниз, и выпили без повода, позавтракали и стали собираться….

    Отплыли в 12:30.
    Лодка больше не течет!
    Проплыли мимо села Шонуй, сильно растянувшегося вдоль реки, и причалили в самом конце деревни у обособленного хутора. Улица Стойба – так называется этот отдаленный от основного села «выселок». Здесь я немного прогулялся по селению.

5.


6.


7.


    Место очень красивое. Чистая рыбная (раньше была рыбной ) река, высокий берег, ровная большая поляна, за ней сразу – сопки, горы, тайга…. Но жителей в глухих деревнях становится меньше с каждым годом. Одни люди умирают, другие уезжают…
Самый высокий, большой, некогда красивый (да и до сих пор красивый) дом давно брошен.

8.


9.




   Погода весь день хорошая. Лишь изредка брызнет дождичком. Встречаются лодки с рыбаками. Что-то ловят на удочку, но жалуются, что очень-очень слабо. А у нас еще хуже. Спиннинг у меня сломался окончательно – сразу несколько секций недешевого «телескопа», купленного перед самой поездкой, хряснуло одновременно на простом зацепе! И поймать-то я успел только одну рыбку. Снасть в магазине (как думаете, в каком именно?) оказалась какая-то «подосланная».

    Время от времени причаливаем, пытаюсь что-нибудь снять, хотя бы на память.

10.


11. Река Менза, если кто забыл…


12. Листопад. Это тот редкий случай, когда я подумал, что можно было бы тут и видео снять.




13.


14.



    Планировали сегодня доплыть до устья Менжикена, но… Пристанищ для таборов сильно поубавилось. Многие удобные места заняты не просто избушками, а целыми новыми базами. Большие участки берегов отданы в аренду. Выглядит это вот так:

15.



Так что, если первый раз Менза запомнилась мне обилием шикарных ночевок, то теперь нужно еще поискать, где приткнуться. Река, хотя и не загажена, но теряет свою первозданную дикость.

16.



    Примерно в 19 часов заметили место для ночлега на правом берегу между Менжикеном и Дакетуем. Пришлось к  этому месту метров 300-400 бурлачить лодку  против течения.

17. Андрей с Лёшей запряглись. А у нас с Тёмой сапоги короткие.



    После захода солнца сразу становится весьма прохладно. В Забайкалье всегда так, даже в разгар лета. А. тем более, осенью. Но все это мелочи! Главное – мы на природе. И «у нас собой было…»

 

Прочитано 1174 раз Последнее изменение Пятница, 03 марта 2017 12:36

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.